Состав и канон Библии

Б.А.Тихомиров

Количество книг, входящих в состав христианской Библии, порядок их расположения, понимание статуса отдельных книг несколько разнятся в основных христианских конфессиях. Рассмотрение этой проблемы неразрывно связано с понятием канона Священного Писания.

Слово «канон» в греческом языке имеет значение образца, меры, эталона, правила, критерия и т.д. Термин уже в первые века христианства широко использовался в различных областях жизнедеятельности Церкви, так на соборах утверждаются церковные каноны, в качестве норм христианской жизни, в литургической практике вырабатываются свои богослужебные каноны... Под библейским каноном понимается нормативный состав и объем Священного Писания. В отношении двух частей христианской Библии понятие канона употребляется дифференцировано, как канон Ветхого и канон Нового Завета.

Собрание книг Нового Завета распределяется следующим образом: 1). Четыре Евангелия (Четвероевангелие) — от Матфея; Марка; Луки; Иоанна. 2). Книга Деяний апостолов, написанная евангелистом Лукой. 3). Семь соборных посланий — ап. Иакова; ап. Петра (1-е и 2-е); ап. Иоанна (1-е, 2-е и 3-е); ап. Иуды. 4). Послания ап. Павла — всего 14. 5). Откровение (Апокалипсис) св. Иоанна Богослова. Всего 27 произведений. Они и составляют канон Нового Завета, являясь откровенным, авторитетным источником веры.

Если в отношении объема Нового Завета среди христианских Церквей практически нет разногласий — Новый Завет принимается всеми без исключения христианскими конфессиями в количестве 27 книг, составляющих новозаветный канон, в вопросе определения нормативного состава Ветхого Завета различные Церкви отнюдь не столь единодушны. В Католичестве, Православии, Протестантизме складываются разнящиеся воззрения на авторитетное собрание Ветхого Завета, объем некоторых книг, используется собственная отличительная терминология.

В иудейской религиозной традиции, где сформировалось Священное Писание Ветхого Завета, его окончательный состав утвердился довольно поздно, на рубеже І–ІІ вв. по Р.Х. Священное Писание в иудаизме делится на три части — Закон ( евр. Тора), Пророки (евр. Невиим), Писания (евр. Кетувим), и включает следующие книги (согласно именованиям, принятым в русской библейской традиции): Бытие, Исход, Левит, Числа, Второзаконие — Закон; Иисуса Навина, Судей, 1-4 Царств, Исаии, Иеремии, Иезекииля, 12 малых пророков — Пророки; Псалтирь, Притчей, Иова, Песнь Песней, Руфь, Плач, Екклесиаста, Есфири, Даниила, 1 Ездры, Неемии, 1-2 Паралипоменон — Писания. Название Священного Писания в иудаизме, Танах, складывается как аббревиатура его трех составных частей.

Уже Древней Церкви наметился неоднозначный взгляд на состав Ветхого Завета. Дело в том, что от иудейской традиции Церковь восприняла и книги, которые не вошли в окончательный состав Танаха. Многие из этих книг изначально были написаны на греческом языке и имели авторитет, прежде всего, среди евреев, живших вне Палестины. Собрание Септуагинты, изначально принятой Церковью в качестве Священного Писания Ветхого Завета, включало следующие тексты и книги, помимо иудейского канона: «Молитву Манасии» (2 Пар 36 после 23 ст.); 2 Ездры; Иудифи; Товита; 1-4 Маккавейские; 151-й псалом; Оды; Премудрость Соломона; Премудрость Иисуса сына Сирахова; Псалмы Соломона; Варуха; Послание Иеремии; также истории «Сусанны», «трех отроков», «Вила и дракона» (Дан 3, 24-91; 13; 14). Когда после Миланского эдикта 313 г., положившего окончание эпохе гонений, Церковь смогла обратиться к решению многих насущных внутренних проблем, были предприняты усилия и по рассмотрению вопросов, связанных с определением нормативного состава Священного Писания. Сама задача установления канона книг Библии ставилась в связи с необходимостью вычленения тестов собственно Священного Писания из значительного круга литературных произведений, в первые столетия христианства претендовавших на авторитет откровенных источников. Церковь была вынуждена избавляться как от новозаветных, так и ветхозаветных апокрифов (греч. букв. «тайный», «сокрытый»; в то время в значении произведений сомнительного происхождения и содержания) и, соответственно, определяться с канонами Нового и Ветхого Завета. Именно в ІV в. повсеместно утвердился состав Нового Завета, не вызывающий сегодня никаких разногласий. Рассмотрению подвергся и состав Ветхого Завета. В усилиях по решению этой проблемы в святоотеческий период очевидно проявились две тенденции: ориентация на иудейский канон и принятие уже фактически сложившейся, более широкой традиции, включавшей книги, в иудейском каноне не удержавшиеся. За обоими подходами стоят соборные определения и авторитет выдающихся церковных деятелей. Практически ситуация так и не нашла однозначного разрешения. Можно говорить о приоритетных тенденциях Востока и Запада, где западный христианский мир признавал «расширенный» канон, в то время когда Восток был более склонен в качестве канона Ветхого Завета принять иудейский состав Священного Писания. Однако фактически на Востоке в связи с каноном сохранялась двойственная ситуация — книги Септуагинты помимо иудейского канона не изымались из ее состава, они же широко цитировались как авторитетные, священные Писания и продолжали использоваться в литургической практике.

Новую жизнь спорам о каноне Ветхого Завета придал раскол Западной Церкви ХVІ столетия. В издании немецкой Библии М. Лютера 1534 г. книги Ветхого Завета, не входящие в иудейское Священное Писание, но находящиеся в сформировавшей западную библейскую традицию Вульгате (за исключением отдельных отличий она отвечала собранию Септуагинты), были помещены отдельным блоком и названы апокрифами. Термин «апокрифы», как обозначение данной группы книг, был заимствован Лютером у бл. Иеронима и не нес негативных коннотаций. Их статус был установлен как книг не равнозначных Священному Писанию, тем не менее, полезных и назидательных. Эта позиция стала определяющей в протестантском взгляде на канон Ветхого Завета. С 1825 г. решением Британского и Иностранного Библейского общества «апокрифы» перестали печататься в протестантских изданиях Библии, осуществляемых Обществом. Лишь во второй половине ХХ в. отдельные протестантские издания снова стали включать их в свой состав.

Свой взгляд на канон Ветхого Завета Католическая Церковь окончательно утвердила решениями двух соборов: Тридентского (1546 г.) и І Ватиканского (1870 г.). Они узаконили весь сложившийся состав Ветхого Завета Вульгаты в священном, каноническом достоинстве. При этом были введены следующие терминологические подразделения: книги, отвечающие составу иудейского Священного Писания, были названы прото(перво)каноническими, книги в составе Вульгаты помимо иудейского канона — девтеро(второ)каноническими (как вошедшие в канон позднее, «во вторую очередь»). Как протоканонические, так и девтероканонические книги имеют авторитетный статус Священного Писания.

Становление представлений о каноне Ветхого Завета в отечественном Православии в своих определяющих чертах в значительной степени повторяет тот путь, каким формировались воззрения на нормативный состав Ветхого Завета и в Древней Церкви. С одной стороны, доминирующим фактором здесь выступает фактически сложившееся и получившее распространение собрание библейских книг, с другой, зарождается богословская рефлексия, пытающаяся осмыслить и выработать авторитетную церковную оценку в его отношении.

Состав отечественной (и славянской, и русской) Библии в ее ветхозаветной части был сформирован изданиями славянской Библии 1499 г. (Геннадиевская Библия) и 1580-1581 г. (Острожская Библия). Образцом для Геннадиевской Библии послужила Вульгата, определившая состав и порядок книг Ветхого Завета в этом издании. Таким образом, в Геннадиевском кодексе осуществился своеобразный синтез западной и восточной библейских традиций. Острожское издание добавило к книгам Ветхого Завета 3 Маккавейскую книгу, входящую в Септуагинту, но отсутствующую в Вульгате. После этого количество книг Ветхого Завета славянской Библии не подвергалось изменению.

Попытки богословского осмысления вопроса о библейском каноне Ветхого Завета, в русском Православии относятся к ХІХ ст. Первым официальным церковным документом, вынесшим его на рассмотрение и претендовавшим на решение, стала третья и последняя редакция Пространного христианского катехизиса митр. Московского Филарета (Дроздова) 1839 г. В Катехизисе поименно были перечислены священные книги Ветхого Завета в соответствии с иудейским каноном. В качестве идейного обоснования авторитетности «счисления евреев» были приведены слова ап. Павла: «вверена быша им словеса Божия» (Рим 3, 2). Остальные книги, входившие в состав Ветхого Завета славянской Библии, определены, как «назначенные Отцами для чтения вступающим в Церковь», по сути, не имеющие статуса «священных». Впоследствии эти книги получили название «неканонических» книг. Перечень книг в составе сборника Ветхого Завета славянской Библии помимо иудейского канона или «неканонических»: 2-3 Ездры, Товита, Иудифи, Премудрости Соломона, Премудрость Иисуса сына Сирахова, Послание Иеремии, Варуха, 1-3 Маккавейские, также из Даниила гл. 3, 24-91; 13; 14, псалом 151, молитва Манасии (2 Пар 36 после 23 ст.).

Издания русского Синодального перевода Библии 1876 г. полностью следовало сложившемуся составу славянской Библии. Таковы все многочисленные церковные православные издания Синодального перевода. Когда в конце ХІХ в. Синодальный перевод стали использовать протестантские общины России, он стал публиковаться только в составе «канонических» книг. С тех пор это характерная особенность протестантских изданий Синодального перевода.